Куда идет Россия: СКВ, "деревянный" и ст. 88 УК СССР

Первое время я охреневал от курса 80-150, но задумавшись, понял, что валютчики, многие из которых еще помнят ту самую «восемьдесят восьмую» (незаконные валютные операции, относилась к подследственности КГБ СССР), среагировали инстинктивно, но правильно.

Возвращение в совок

Фактически, реакция Кремля на санкции в этой сфере это помесь методов позднего СССР и современных Ирана или Венесуэлы. Рынок зарегулирован всевозможными ограничениями так, что и рынком, в привычном понимании слова, его назвать нельзя:

  1. Ужесточение вывода капитала.
  2. 12% комиссионная надбавка при покупке.
  3. Ограничение на снятие валютных вкладов.
  4. Ограничение на снятие процентов по валютных вкладах (снять то можно, но в рублях и по «установленному курсу»).

Вывод валюты за границу — отдельная песня, но суть всех ограничений сводится к банальному «держать и не пущать». Причина банальна: государство отчаянно нуждается в валюте, но понимает, что её приток будет существенно падать.

Специалисты, втч и ЦБ РФ, сразу поняли, что «торговля газом за рубли» не более чем оболванивание лохтората, пиар ход для внутреннего потребления, и иллюзий по поводу его реализации не питали.

Второй момент нефть. Хотя российская и торгуется дешевле, дамоклов меч санкций привел к тому, что ряд трейдеров с ней не хочет связываться в принципе:

  • во первых, токсичность в плане репутации;
  • во вторых, если санкции введут в момент обладания трейдером партией российской нефти, что с ней прикажете делать?

В итоге валютные поступления в Россию неуклонно снижаются, при этом необходимость в ней растет. Технически, административными мерами, курс можно сделать хоть 10 р за доллар, только долларов от этого не добавится.

Но как всегда, находятся те, кто чуть-чуть равнее других. И нужным людям ЦБ РФ пошел навстречу:

Для импортеров, приобретающих валюту для оплаты импортных контрактов, максимальное отклонение от биржевого курса обмена не должно превышать 2 рубля, в то время как для остальных компаний, не имеющих валютных обязательств, это отклонение должно быть не менее 10 рублей. Фактически ЦБ своим письмом, в котором это все было описано, прямо разделил клиентов на избранных и неизбранных, первым будет «можно», а вторым — «никак нельзя».

Вообще говоря, эти меры — прямиком из арсенала Ирана и Венесуэлы. Обе эти страны оказались в ситуации, когда валюты в страну поступает мизерное количество, и раз так, то особо избранным, приближенным и морально устойчивым структурам разрешается прикупить баксов по минимальному курсу, а для остальных он совсем иной.

В том же Иране курсов вообще три, и официальный отличается от полуофициального почти в 5 раз, а от курса черного рынка — шестикратно. Аналогичная история была в Венесуэле еще при Уго Чавесе, при котором революционно одобренные избранные компании покупали доллары за боливары по комфортному государственному курсу, в то время как остальные компании должны были вертеться как угодно.

Александр Виноградов, http://worldcrisis.ru/crisis/4050371

Бизнес вполне ожидаемо отреагировал зеркально, раз государство возвращается к практике конца 80-х, то и он примет на вооружение методы из арсенала тех лет. Проще говоря, клиентам начинают потихоньку выставлять прайсы в долларах и евро, а в обиход возвращаются подзабытые термины СКВ (свободно конвертируемая валюта) и «деревянный», в применении к рублю.

Исходя из практики действий государства, для которого скоро единственным значимым источником поступлений станут карманы собственных граждан, можно быть абсолютно уверенным, что меры репрессивного характера, направленные на выкачивание долларов и евро из населения, неизбежны.

Тезис о людях, как «новой нефти», несложно трансформировать в «источник валюты». И ужесточение статей за «незаконный оборот валютных ценностей» (они уже введены, если что) практически гарантированно.