Иран, Китай, Индия: Россия заварила всю эту кашу, пусть Россия ее и расхлебывает

Александр Виноградов

Одна глубоко подсанкционная страна не особо может помочь другой глубоко подсанкционной стране

Когда в конце февраля начались известные события, в прессе и в соцсетях пошли первые восторженные комментарии. Один из них мне запомнился особо: в нем утверждалось, что на нашей стороне союзник, у которого первая экономика в мире. Увидев это, я преизрядно удивился и лишь через несколько секунд сообразил, что автор имел в виду не США, а Китай.

Нарратив, конечно же, красивый — Россия и ее союзники, олицетворяющие собой иной путь развития человеческой цивилизации, где есть всякая соборность и скрепность, противостоят бездуховному Западу, погрязшему во всех ста пяти видах порока.

Более того, немедленно на ум приходит акроним BRICS, прямо указующий на возможных «союзников», где-то рядом наверняка приземлится Иран, а самые умные вспомнят еще и про «треугольник Москва – Пекин – Дели», о котором говорил еще Евгений Примаков в конце 90-х годов прошлого века. Эпично, в общем, — хоть поэму пиши, а о сотнях плакатов можно и не говорить. Вопрос только в одном — а есть ли они в реальности, эти союзники, или этот нарратив не более чем пустые хотелки и мечтания?

Иран

Начнем с Ирана. Торговый оборот между двумя странами, конечно же, вырос более чем на 80% в прошлом году, но суммарно он составляет всего лишь около $4 млрд — и торговля ведется, очевидно, в твердой валюте. Более того, весь торговый оборот с Ираном составляет всего лишь 0,5% от общего объема торгового оборота России с внешним миром, и, что характерно, 80% от объема торговли составляет продукция сельского хозяйства.

Собственно, говорить после этого более не о чем: персы, конечно же, могут всячески говорить о поддержке тех или иных российских инициатив, но сама страна никак не является значимым торговым партнером. Очевидно, Иран не является и партнером технологическим, могущим дать доступ к тем или иным технологиям и устройствам, закрытым для РФ по «официальным каналам». И это, в общем-то, вполне логично: одна глубоко подсанкционная страна не особо может помочь другой глубоко подсанкционной стране — за исключением одного нюанса.

Речь идет о транзитном коридоре «Северг – Юг» — от Шри-Ланки к Мумбаи в Индии, затем к побережью Персидского залива, а оттуда до Санкт-Петербурга. Проект этот не новый, о нем говорят уже лет 20, периодически он всплывает в медиа, затем снова пропадает ниже радаров, где-то велись (или еще ведутся) какие-то проектно-изыскательские работы, но в целом история скорее мертва, чем жива.

Так, однако, было до последнего времени, сейчас ситуация может измениться. Дело в том, что месяц назад Лондонский морской рынок страховщиков (треть мирового рынка страховки кораблей) объявил все морские воды РФ «военной зоной» (не только Черное море, но и Балтику и порты Дальнего Востока). Теперь, когда судно собирается зайти на такую территорию, владелец обязан уведомить своего страховщика и заплатить специальную «военную премию», размеры которой доходят до 5% стоимости корабля и груза.

Проще говоря, деньги лютые — и возить товар в РФ морем (напомню, самым дешевым транспортом) сразу же становится категорически нерентабельно; кстати говоря, с Северо-Запада уже сообщают о резком падении грузооборота портов.

Надо отметить, что индекс вовлеченности РФ в мировую экономическую систему (торговый оборот к ВВП) очень высокий, около 50%; для сравнения: у США этот показатель около 22%, а у Китая порядка 32–34% — российские рассказы об импортозамещении и автаркии печально сидят в уголке. Соответственно, ухудшение физической возможности торговать автоматически бьет по экономике, причем очень сильно — и все проекты, могущие хоть в теории и хоть как-то ситуацию улучшить, вновь входят в фокус внимания. Но для реализации этого, конечно же, мало.

Индия: Веселее всего, конечно же, индийское поведение

Далее, Индия. Эта страна является гораздо более серьезным торговым партнером, чем Иран, в прошлом году Москва наторговала с Дели более чем на $12 млрд, что втрое выше иранского уровня. Выше-то выше, но суммарно это все равно всего лишь около 1,5% от общего торгового оборота РФ, при этом основные товарные позиции, импортируемые из Индии, — лекарства, текстиль и изделия из него, а также продовольствие.

Проще говоря, с Индии также ничего особо не получишь важного, полезного и технологического, кроме того, вся торговля с Индией тоже идет морем, со всеми последствиями. Но веселее всего, конечно же, индийское поведение.

Некоторое время назад Иран был под самыми жесткими международными санкциями, которые включали в себя почти полное эмбарго на покупку нефти. Эмбарго это вполне официально не поддерживал Китай, продолжая закупать персидскую нефть — но делал он это, прямо и бесхитростно выкручивая персам руки, норовя заплатить примерно на четверть меньше цены, установленной рынком.

И деваться персам было некуда — если не продать ее китайцам, то ее не продать вообще никому. Разумеется, это сопровождалось многочисленными извращениями, типа отключения корабельных транспондеров и переливания нефти ночью в открытом море, за чем американцы с умилением наблюдали со спутников, а покупатели и продавцы несли дополнительные транзакционные издержки. И история эта, похоже, повторяется.

Так, с начала всех этих событий Индия резко нарастила импорт российской нефти, государственные и частные НПЗ Индии купили в России более 40 млн баррелей, что на 20% больше, чем за весь прошлый год. При этом индийцы настаивают, чтобы сорт Urals продавался ниже $70 за баррель, в то время как цена эталона Brent держится около $110 за баррель, и обычно Urals был лишь слегка дешевле Brent.

Скидка эта появилась практически сразу, очень быстро доросла до $18 за баррель (т. е. почти 20% от эталона), затем до $30, затем до $35 — и вот сейчас индусы требуют себе премии в более чем $40 за каждый баррель. При выполнении таких условий Индия готова приобретать по 15 млн баррелей в месяц, что есть примерно треть от объема, который Россия поставляет в Европу и который может попасть под эмбарго в рамках шестого пакета санкций, ожидаемого к принятию уже на днях.

Китай делает все, что разрешается санкциями

Наконец, Китай. С этими ребятами все еще проще. Оно, конечно, замечательно и здорово, что торговый оборот РФ / КНР составил в прошлом году $146 млрд, что в 12 (!) раз выше индийского, но с США этот показатель у Китая выше российского пятикратно, под три четверти триллиона долларов. Собственно, вот и все: торговля и поддержание хороших отношений с Западом для Китая в пять раз приоритетнее, чем торговля и поддержание хороших отношений с РФ, — и так оно и есть в реальности.

Так, Китай делает все, что разрешается санкциями, т. е. покупает нефть и газ, точно так же со скидками, но при этом сообщается, что крупнейшие китайские НПЗ (государственные, что важно, — Sinopec, CNOOC, PetroChina и Sinochem) отказываются заключать с российскими нефтяниками новые контракты. Действующие исполняют строго в рамках, а новые игнорируют.

Кроме того, Китай не делает ничего такого, что запрещается санкциями. Китай не поставляет запчасти для самолетов Boeing и Airbus, составляющие подавляющую часть авиапарка страны, в результате чего у «Победы» уже пошла каннибализация самолетов, а Utair анонсировала снятие с консервации старинных «Яков» возрастом в три десятка лет.

Также Китай не сотрудничает с подсанкционными отечественными банками: карты платежной системы UnionPay в массе своей точно так же перестали работать для внешних покупок и сервисов, как и карты ушедших Visa и Mastercard; сообщают, что UnionPay не хочет попасть под вторичные санкции.

Далее, китайский Huawei сначала вычеркнул карты «Мир» и систему YooMoney из приложения AppGallery (своего аналога Google Play), а теперь и вовсе прекращает поставки серверного и коммуникационного оборудования, при этом компания контролирует порядка 35–40% рынка этого оборудования в стране.

Техника эта, вообще говоря, изнашивается и уже к середине лета начнет в заметных количествах выходить из строя, в результате чего в стране запросто могут пойти перебои со связью. Более того, не только они так себя ведут, и иные китайские технологические гиганты (Lenovo Group и Xiaomi) резко сократили поставки в Россию после начала войны.

Так, в марте по сравнению с февралем ввоз ноутбуков упал на 40%, смартфонов — на 66%, а того самого телекоммуникационного оборудования — на 98%. Пишут также, что перестал нормально принимать платежи главный магазин всея Руси — AliExpress. Параллельно представитель министерства коммерции Китая Шу Цзюэтин заявляет о надеждах на снижение американских пошлин во имя «стабильного и гармоничного развития китайско-американских торгово-экономических отношений». Наконец, китайские партнеры Российской Академии наук притормозили совместные проекты, но это уже так, вишенка на торте.

Собственно, вот и все. Фактическая позиция всех этих «недовольных американской гегемонией» проста как алтын — Россия заварила всю эту кашу, пусть Россия ее и расхлебывает, как хочет, а мы на этом постараемся максимально заработать. И это, я считаю, вполне ожидаемо.

Money talks, bullshit walks. Все как всегда.

http://worldcrisis.ru/crisis/4070275