Грустные прогнозы Центробанка РФ

Финансистам за пропаганду не платят, поэтому отчеты и прогнозы лишены ура-патриотизма, это не их профиль. И ситуация по прогнозам будет далека от радужной, даже без учета войны.


 

Послевкусие от отчета скорее негативное. С одной стороны, ЦБ понимает проблемы в экономике и очень корректно расставляет приоритеты, верно формирует тайминги. С другой стороны, нет конкретных планов по поддержке экономики. Из этого следует, что ЦБ пока действует преимущественно в старой парадигме и слишком много акцента делает на инфляции, боясь применять нестандартные маневры в ДКП для России — инфраструктурные облигации, квази-QE и так далее. Что касается ставок, тренд на снижение подчеркнут, но скорость очень низкая.

Согласно официальному прогнозу ЦБ РФ, падение ВВП России в 2022 г. предполагается на 8—10%. Учитывая высокую базу роста первого квартала 2022 г. относительно 1 кв. 2021 г., с 2 по 4 квартал накопленное падение ВВП должно составить 13,9%, чтобы выйти на 10% по году. Если будет все так, следующие 8 месяцев для России станут худшими в современно истории страны, наравне с 1992 и 1994 годом.

Самое ужасное то, что ЦБ РФ прогнозирует еще один сложный 2023 г., когда ВВП может упасть до 3% к рекордно слабому 2022 г. Прям как-то совсем скверно!

Постепенно восстановление предполагается с 2 квартала 2023 г. и затухающей тенденцией в 2024 г.

Пик инфляции ожидается в конце 3 квартала 2022 г. с резким снижением с 1 квартала 2023 за счет эффекта базы.

Это первый официальный детализированный прогноз в новой реальности. Вне зависимости от степени его адекватности, необходимо знать мнение монетарных властей и то, как они видят будущее. А видят они его очень мрачно: официальный прогноз ЦБ РФ по экономике ужасающий, еще хуже — это оценка перспектив. Фактически, ЦБ предполагает последовательное гниение экономики без какого-либо просвета в будущем. Пессимистичные прогнозы — это одна из особенностей ЦБ, но в текущих реалиях общественность ждет более формализованных стратегий выхода из сложившиеся ситуации. То, что есть — это никуда не годится.

Вот как в итоге выходит:

  • экономика России падает до 10% в 2022 г. и до 3% падения в 2023 г. по нижней границе с очень слабым ростом на 3% в 2024 г. Если этот прогноз реализуется, во-первых, это будет самым сильным падением с 1994 г., а во-вторых, в 2023 году экономика России рухнет до минимумов 2008 года. 15 лет развития вычеркиваются;
  • расходы домашних хозяйств в реальном выражении могут упасть на 10,5% в 2022 г., минус 5% в 2023 г. и вырасти на 3,5% в 2024 г. Это уровни 2011 г. — 13 лет вылетают;
  • инвестиции в основной капитал минус 20% в 2022 г., плюс 0,5% в 2023 г. и 4% далее. Это уровни 2007 года — 17 лет вылетают.

Проектная неопределенность

Представленная траектория ставки отражает текущую оценку ситуации, которая отличается повышенной неопределенностью. Баланс рисков ускорения инфляции, спада экономической активности и рисков для финансовой стабильности может существенно измениться. Возможности, сроки и шаги по снижению ключевой ставки будут зависеть от поступающей информации о фактической и ожидаемой динамике инфляции относительно цели, процесса структурной перестройки экономики, а также изменения существенных внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Контроль за движением капитала сохранится, влиять на динамику рубля ЦБ будет через спрос на импорт, что предполагает крепкий рубль. Из этого следует, что от поддержки экспортеров ЦБ переходит к поддержке импортеров!

Вероятные причины:

  • стабилизация инфляции (ЦБ много указывал, что в данный момент курс рубля оказывает важное значение на инфляцию);
  • стабилизация валютных потоков из-за невозможности абсорбировать капиталы по финсчету (прямые, портфельные инвестиции, денежно-кредитные операции);
  • фондовооружение промышленности на раннем этапе из-за дефицита поставок комплектующих, сырья и оборудования.

Решение о смягчении мер контроля за потоками капитала принимается на основе анализа рисков для финансовой стабильности, а не динамики курса рубля. Приверженность рыночным принципам формирования курса рубля сохранится.

Это ответ на вопрос, почему при курсе 65 от ЦБ нет никаких действий. Вероятно, в новом концепте ДКП чем крепче рубль — тем лучше.

ЦБ не будет «жестить» с ДКП. Политика будет умеренно жесткой. Не будет крена ни в сторону принудительного ужесточения, как в 2014–2015 гг., но и не будет QE, по крайней мере, согласно текущим планам.

ЦБ прямо указал, что задачей денежно-кредитной политики будет следующее: постепенно возвращая инфляцию к цели, в то же время допускать такой темп роста цен, который достаточен для адаптации производства к новым условиям и для перехода к масштабированию выпуска, за счет которого компании смогут перейти к снижению цен в дальнейшем.

Таргет по инфляции сохранится и ЦБ считает его приоритетным, одновременно с этим понимая, что основные проблемы в экономике на данный момент — это шок предложения из-за разрыва финансового, инвестиционного и торгового взаимодействия с Западом. Чтобы этот шок устранить, необходимо развивать внутреннее производство, а для этого нужны деньги.

Плохо то, что ЦБ не дал маркеров и якоря, согласно которым будет управление ДКП. Непонятно, каким образом ЦБ будет помогать внутреннему производству? Через плановое снижение ставки на протяжении ТРЕХ лет до равновесного и сбалансированного уровня в 6—7%? У России нет трех лет. Текущие ставки неприемлемы для развития экономики.

Не было сказано, как ЦБ будет поддерживать рынок капитала в условиях заблокированных нерезидентов и опустошенного внутреннего рынка. Ни компании, ни государство не смогут производить заимствований на открытом рынке. Нет денег и нет спроса. Тональность документов от ЦБ прямо указывает, что о QE сейчас речи нет. Следовательно, рынок капитала будет заморожен, долговые рынки будут в напряжении.

ТГ «Spydell_finance», 12.05.2022

ЦБ разделяет перспективы экономического роста на две фазы. Первая фаза «сжатия и адаптации» продлится около 1.5 лет с марта 2022 г. до 3 кв. 2023 г. Эта фаза первое время будет сопровождаться сокращением совокупного выпуска, связанного с трансформацией экономики. Переход к новому равновесию предполагает реконфигурацию логистических маршрутов, поиск заменителей товаров промежуточной продукции в производственных цепочках, развитие компенсирующих и новых технологий, изменение ассортимента доступных товаров и потребительских привычек и предпочтений, ребалансировку значимости и размеров отраслей, подстройку рынка труда.

Современные производственные цепочки, сформировавшиеся в условиях глобализации и на основе принципов сравнительных преимуществ, предполагают большой объем взаимосвязей с поставщиками и покупателями в разных странах мира. Российским компаниям, в условиях введенных ограничений на экспорт и импорт, придется менять наработанную практику и бизнес-модели — искать новых поставщиков и покупателей, оптимизировать затраты с учетом роста транспортных издержек, в некоторых случаях менять профиль и направления деятельности, перестраивать процессы производства с учетом изменившейся доступности технологий, формировать новые квалификационные требования к нанимаемым специалистам.

В этот период Банк России будет реализовывать политику поддержания ценовой стабильности, учитывая необходимость адаптации экономики к новой структуре. Набор мер и принимаемых решений будет корректироваться исходя из состояния российской экономики, динамики инфляции и основных показателей на финансовых рынках.

Вторая фаза «восстановления» начнется ближе к концу 2 кв. 2023 г. и будет характеризоваться стабилизацией экономики в новом равновесии. Новый равновесный рост сначала будет небольшим, но за пределами прогнозного горизонта может ускориться, если новое равновесие сформируется на основе устойчивых фундаментальных факторов, а не на искусственном стимулировании неэффективных производств и бизнес-моделей.

Кризис 2022 г. — один из самых существенных вызовов, стоящих перед российской экономикой с 1990-х годов. Значимое сокращение внешней торговли и возможностей для последующего наращивания экспорта приведет к тому, что в новом равновесии доля экспорта в экономике будет ниже исторических средних значений. Выпуск будет в большей степени сконцентрирован на производстве для внутреннего рынка. По оценке Банка России, экономика пройдет большую часть пути адаптации уже к середине 2023 г. — сформируются новые экономические связи и рынки сбыта, появятся заделы для локализации производств.

Предприятия-экспортеры столкнулись со сложностями при проведении платежей, отказом контрагентов от будущих, а в некоторых случаях и действующих контрактов. Общая неопределенность и ограничения на российский экспорт будут влиять на мировые товарные рынки и приведут к сохранению цен на повышенных уровнях в 2022–2023 годах. В то же время высокие мировые цены не будут в полной мере транслироваться в выручку российских экспортеров, поскольку российские товары будут продаваться с дисконтом.

Компании-импортеры в феврале–марте стремились нарастить запасы готовых товаров, сырья и комплектующих, цены на которые резко выросли, в том числе из-за ослабления курса рубля.

Предполагается, что введенные внешние ограничения на российский экспорт, импорт, инвестиционное и технологическое сотрудничество на среднесрочном горизонте в основном сохраняются.

Оценка внешней торговли

Ожидается сокращение экспорта в физическом выражении на 17–21%, сокращение импорта на 33–37%, однако высокие цены на экспорт могут компенсировать выпадающие физические поставки. Как результат, положительное сальдо торгового баланса оценивается в $145 млрд в 2022 г. — это рекорд! Профицит будет сокращаться с 2023 г. и далее.

Ограничения на экспорт и импорт, проблемы с платежами и логистикой приведут к тому, что объемы внешней торговли будут ниже исторически нормальных уровней. Согласно базовому сценарию Банка России, сокращение экспорта товаров и услуг в реальном выражении может достичь 17—21% в 2022 г. — как за счет нефтегазового, так и ненефтегазового сектора.

В 2023 г. экспорт продолжит сокращаться, но к концу прогнозного горизонта, по мере переориентации торговых потоков, падение прекратится и возможен небольшой рост. Помимо сохраняющихся ограничений на российский экспорт, сдерживающую роль во внешнем спросе также будут играть замедление темпов мирового экономического роста и сокращение объемов мировой торговли.

Объем экспорта товаров и услуг в стоимостном выражении в 2022 г. может снизиться на 8% относительно уровня 2021 г. — сокращение физических объемов будет в значительной мере компенсировано ростом цен. Снижение цен на мировых рынках в 2023–2024 гг. при сохраняющемся дисконте на российский экспорт приведет к дальнейшему снижению экспорта товаров и услуг в стоимостном выражении — на 14% в 2023 г. и еще на 6% в 2024 году.

Сокращение импорта в реальном выражении может составить 32.5—36.5% в 2022 году. Повлияют запреты ряда стран на экспорт ряда товаров в Россию и приостановка поставок продукции некоторыми зарубежными компаниями, а также ограничения в сфере воздушных перевозок и других услуг.

Формирование альтернативных цепочек поставок будет способствовать восстановлению импорта — его рост возможен уже в 2023 г. и более выраженно — в 2024 году. Объем импорта товаров и услуг в стоимостном выражении в 2022 г. сократится сильнее экспорта (на 15%), поэтому по итогам года профицит счета текущих операций может превысить исторический максимум и достигнуть величины в $145 млрд.

Приостановка деятельности ряда зарубежных компаний в России и изменение ассортимента импортных товаров, усложнение логистических маршрутов и рост транспортных издержек приведут к тому, что цены импортных товаров и услуг на всем прогнозном горизонте будут выше ранее сложившихся уровней. Как следствие, стоимостный объем импорта будет расти и, с учетом снижающегося стоимостного объема экспорта, профицит счета текущих операций к концу прогнозного горизонта станет сокращаться — в 2024 г.  его величина будет составлять не более 17% от уровня 2022 года.

Бюджетное правило в интерпретации ЦБ РФ 

«В соответствии с объявленными Минфином России изменениями в бюджетной политике предполагается, что механизм бюджетного правила в 2022 г. будет временно приостановлен. Дополнительные нефтегазовые доходы станут замещать сокращение ненефтегазовых доходов и других источников, а также направляться на меры по поддержке населения и бизнеса.

Для целей модельных расчетов базового сценария предполагается, что нормализация бюджетной политики начнется в 2023 г., а с 2025 г. будет действовать бюджетное правило, модифицированное с учетом новых внешних условий. Дополнительные доходы будут накапливаться внутри страны в национальной валюте, поэтому операции конвертации на внутреннем валютном рынке проводиться не будут, и, соответственно, изменение резервов не будет отражаться в статистике международных резервов. Модельные предположения будут уточнены по мере принятия соответствующих решений Правительством Российской Федерации».

Сказано вполне однозначно. Накопление ФНБ отныне НЕ предполагается, а по всей видимости, и ЗВР тоже, хотя ЦБ РФ прямо не касается будущего ЗВР.  Ключевой нюанс состоит в том, каким образом будут абсорбироваться избыточные валютные потоки на траектории формировании рекордного профицита счета текущих операций? Раньше эти сверхдоходы стерилизовали ЦБ и Минфин, в видимой перспективе их не будет на рынке. Утечки финансового капитала закрыты, профицит огромный, куда будут направлены финпотоки? Основная интрига. В данный момент ответа от ЦБ не последовало. Ждем развития событий…

Экономика России и инфляция

ВВП по итогам 2022 снизится на 8.0—10.0%, при этом нижняя точка спада придется на 4 квартал — квартальный выпуск в годовом выражении может сократиться на 12.5—16.5%. При этом наибольшее снижение выпуска будет наблюдаться в 3—4 кварталах 2022 г., а возвращение к положительным темпам роста произойдет с начала 2023.

Валовые инвестиции в 2022 г. могут сократиться на 30.5—34.5%, включая снижение валовых инвестиций в основной капитал на 16—20%.

Расходы на конечное потребление домохозяйств в условиях сокращения ассортимента и доступности импортных товаров, более высокой их стоимости, а также переключения на сберегательную модель поведения могут уменьшиться на 8.5—10.5%.

Общий показатель расходов на конечное потребление сократится на 5.5—7.5% — за счет поддержки со стороны сектора государственного управления.

Бюджетная поддержка будет способствовать преодолению кризиса, частично компенсируя сформировавшийся отрицательный разрыв выпуска, а дополнительные нефтегазовые доходы будут направляться в экономику. Кроме того, инвестирование средств Фонда национального благосостояния внутри экономики России окажет дополнительное стимулирование, способствуя восстановлению инвестиций.

Инфляционные процессы в российской экономике в текущем периоде в основном определяются шоками предложения, вызванными внешними ограничениями и лишь в малой степени связанными с циклическим состоянием экономики.

Объем предложения многих товаров снижается с одновременным ростом издержек на их производство, что приводит к ухудшению таких показателей финансовой стабильности, как операционная и финансовая нагрузка компаний, — сокращается объем доступных ресурсов для обслуживания основного капитала и процентов по долгу. Низкая ценовая эластичность спроса в ситуации дефицита позволяет компаниям повышать цены для преодоления трудностей, связанных с адаптацией к новым производственным и логистическим процессам. Таким образом, временный рост цен позволяет демпфировать возможное ухудшение финансового положения компаний и позволяет снизить риски для финансовой стабильности.

В 2022 г. в динамике инфляции будет преобладать влияние шоков предложения, а на динамику цен будут значимо влиять процессы подстройки относительных цен к структурным изменениям. В условиях ограничений на пополнение запасов основной вклад в потребительскую инфляцию станет вносить динамика цен на непродовольственные товары длительного пользования.

В 2023–2024 гг. инфляция станет замедляться под действием совокупности дезинфляционных факторов.

Во-первых, будет постепенно завершаться структурная трансформация экономики и сопутствующая подстройка относительных цен. Выстраивание новых производственных цепочек, стабилизация новых логистических маршрутов, переход к масштабированию производства новых продуктов будут способствовать расширению предложения.

Во-вторых, низкая стоимость трудовых ресурсов в реальном выражении будет ограничивать рост издержек компаний и, соответственно, необходимость дальнейшего повышения цен.

В-третьих, возвращение населения к сберегательной модели поведения приведет к росту нормы сбережений до исторически нормальных уровней и будет способствовать ограничению избыточного роста потребления. При этом дезинфляционное влияние отрицательного разрыва выпуска сохранится до конца 2022 г.

Причины укрепления рубля и планы ЦБ РФ относительно управления его курсом

В ноябре 2014 г. Банк России перешел к режиму плавающего курса рубля. Это означает, что Банк России не устанавливает каких-либо целевых ориентиров и ограничений по уровню курса и темпам его изменения. Динамика курса рубля — результат баланса спроса и предложения экономических агентов на валютном рынке.

При этом Банк России может принимать меры, если повышенная волатильность на валютном рынке угрожает финансовой стабильности. Ранее такие меры включали в себя приостановки покупок валюты в рамках бюджетного правила, валютное РЕПО и валютные свопы, прямые интервенции.

Блокировка валютных счетов Банка России в конце февраля 2022 г. сделала стандартные меры недоступными. Введение ограничений на движение капитала — вынужденная мера, необходимая для минимизации рисков для финансовой стабильности в отсутствие возможности у Банка России проводить прямые операции на валютном рынке.

При этом приверженность рыночным принципам формирования курса рубля сохранилась. Курс рубля остается плавающим, однако изменился набор факторов, которыми определяется его динамика. В открытой экономике (экономике, в которой отсутствуют ограничения на движение капитала) курс национальной валюты определяется двумя счетами платежного баланса — счетом текущих операций и финансовым счетом.

Активное участие национальных и зарубежных финансовых институтов на валютном рынке позволяет сглаживать сезонные колебания курса. Наличие дополнительных механизмов — таких, как бюджетное правило — сглаживает колебания курса, связанные с ценами ресурсов на мировом рынке (например, нефть, газ, металлы).

В экономике с ограничениями на движение капитала влияние финансового счета на курс валюты существенно снижается, а основным фактором, определяющим динамику курса, становится торговый баланс. Таким образом, в сложившихся условиях курс рубля определяется балансом спроса импортеров на валюту и предложением валюты со стороны экспортеров. Это, в частности, означает, что наблюдаемое в последнее время укрепление рубля в значительной степени связано с более низким объемом импорта на фоне санкций и ограничений зарубежными компаниями поставок товаров в Россию и, как следствие, более низким спросом импортеров на валюту.

Решение о смягчении мер контроля за потоками капитала принимается на основе анализа рисков для финансовой стабильности, а не динамики курса рубля. Например, к середине апреля риски для финансовой стабильности заметно снизились и срок обязательной продажи экспортерами валютной выручки для некоторых экспортеров был увеличен с трех до 60 дней.

Денежно-кредитная политика продолжает влиять на курс рубля, но с большим лагом и более опосредованно — через динамику спроса на импортные товары, тогда как спрос на финансовые инструменты становится менее значимым. При этом приостановка действия бюджетного правила и ограничения на движение капитала снижают возможности финансовых рынков по сглаживанию колебаний курса, поэтому динамика курса рубля может быть более волатильной, чем в предыдущие периоды.

Планы ЦБ РФ по денежно-кредитной политике

В ситуации структурной перестройки, вызванной шоками предложения, проведение чрезмерно жесткой денежно-кредитной политики, направленной на скорейшее возвращение инфляции к цели, нецелесообразно — подавленный спрос не позволит производителям наращивать производство.

Компании будут вынуждены снижать цены на конечные товары на фоне сильно падающего спроса и могут потерять финансовую устойчивость, хрупкую в условиях трансформации. Кроме того, высокая стоимость заемных ресурсов при росте потребности в оборотных средствах снизит скорость адаптации компаний к новым условиям. В результате спад экономики будет более глубоким, дальнейшее восстановление — более продолжительным, а инфляция после периода структурной перестройки может оказаться существенно ниже цели.

Однако проведение чрезмерно мягкой политики может также замедлить восстановление, поскольку будет способствовать формированию инфляционной спирали — неоправданный и неконтролируемый рост цен приведет к росту инфляционных ожиданий и вызовет дальнейший рост цен.

Структурная перестройка экономики будет эффективной, только если она будет происходить в условиях замедляющейся инфляции, поэтому Банк России будет принимать решения исходя из требуемой степени жесткости для возвращения инфляции к цели.

Задачей денежно-кредитной политики в этот период будет следующее: постепенно возвращая инфляцию к цели, в то же время допускать такой темп роста цен, который достаточен для адаптации производства к новым условиям и для перехода к масштабированию выпуска, за счет которого компании смогут перейти к снижению цен в дальнейшем. Постепенное уменьшение остроты шоков предложения по мере завершения процессов структурной перестройки и проводимая денежно-кредитная политика будут способствовать устойчивому ослаблению инфляционного давления.

Базовый сценарий предполагает значение ключевой ставки в среднем за год в диапазоне 12.5—14.0% в 2022 г. — это означает, что пространство для снижения ключевой ставки до конца года остается. Траектория ставки в 2023–2024 гг. также предполагает возможность дальнейшего снижения при развитии ситуации в соответствии с  прогнозом Банка России (до 9—11% в среднем в 2023 г. и до 6—8% в среднем в 2024 г.), что поддержит кредитование на среднесрочном горизонте, не создавая рисков для финансовой и ценовой стабильности.

Полностью http://worldcrisis.ru/crisis/4072100