100 ДНЕЙ ПОСЛЕ ПРИКАЗА (о промежуточных итогах войны для РФ)

Автор: Михаил Виноградов

Все началось с запрета слов – «война», «взрыв», «100 дней». А привело к стремлению даже тех, кому положено, побыстрее переключиться на какие-нибудь иные темы – от болонской системы и воссоздания пионерии до гордости за бороздящих Большой театр космических кораблей. Но чем больше избегания – тем ниже мобилизация у «партии 24 февраля», что затрудняет ей ежедневно и оперативно принимать быстрые решения.

ЧТО ПОШЛО БОЛЬШЕ, ЧЕМ ТАК

ПРОПАГАНДА

Ее потенциал был недооценен. Можно (и нужно) спорить о реальном уровне поддержке с учетом доходящих до 90% цифр отказа. Но наличие значительных групп населения, исповедущих принцип «Мы за все переживаем, но не во что не вникаем», очевидно. В результате удается увести на второй план вопросы цели, результатов, издержек, потерь, карт продвижения войск, неудач типа крейсера «Москва» или эксцессов вокруг различных отказов. Что, впрочем, не означает готовности записываться в армию и клеить последние буквы алфавита на машинах и одеждах. В восприятии ситуации доминирует настроение сегодняшних работников бизнес-центра в Сетуни, которые до последнего момента были убеждены, что это — учебная тревога.

ПРОТЕСТ

Размывание и деморализация протеста, быстрая готовность почувствовать себя ничтожным меньшинством, отсутствие тактики системного давления, готовности искать уязвимости в действиях власти, пользоваться ее ошибками.

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ ГРАЖДАН

К маю все окончательно расслабились и стали жить как жили. При этом не факт, что для власти это однозначно хорошо – слишком велик контраст между алармистскими прогнозами экономистов и возвращением людей к дофевральскому потребительскому поведению. К осени это может оказаться миной. Или нет.

ЧТО ПОШЛО ПОЧТИ ТАК

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЦИФРЫ

Что касается букв и прочего импортозамещения, вопросы очевидны. Но индикаторы, цифры, курсы валют не указывают на нарастание отрицательного роста. Другое дело, что нет внятного понимания, насколько серьезно к этим цифрам относиться и что будет индикатором возможной турбулентности. Все ориентируются скорее на собственный жизненный опыт. Данные о переполненности складов или об их опустошении, небывалом подъеме с колен IT или возвращении на них автопрома и гражданской авиации сами по себе никого не убеждают.

СПОСОБНОСТЬ К КОРРЕКЦИИ ВОЕННОЙ ТАКТИКИ

После мартовско-апрельской размытости результате в мае наметились какие-то продвижения. Особенно если предположить, что это часть чего-то задуманного и системного, а не стремления доказать самим себе и вышестоящим руководителям ради того, чтобы доказать.

ЧТО ПОШЛО НЕ ТАК

ПОТЕРИ

Здесь мы ставим знак вопроса. P.s. Хоть и странно очень это.

СЫРЬЕВАЯ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

Оказалось, что в ней определенно было и хорошее. Самоуничтожение работавшей с начала 70-х модели «Нефть в обмен на все остальное» не сопровождается появлением другой. И даже попытками ее конструирования нефриками. Что касается зависимости технологической, то обнаруживается, что Россия была не просто частью мировой экономики, а одним из ее бенефициаром. Успешно маневрировавшим где-то между первым и вторым золотым миллиардами. Быстро и недорого получавшей то, на что у других уходили десятилетия и миллиарды.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

Ее больше нет (с) «Криминальное чтиво». Можно пытаться пережидать, когда моральная общественная мобилизация пройдет или переключится на что-нибудь другое. Но пока эта тема остается приоритетом, очевиден контраст между способностью мировых центров добра/зла создавать коалиции на фоне собственной утраты навыков игры и поиска общего языка на международной арене. Сложно не упомянуть и Пекин, который не нашел для себя ни моральных, ни прагматических мотивов сделать жесты в пользу Москвы.

ОБЕСЦЕНИВАНИЕ

(как сказали бы психологи и их клиенты). Почти не осталось того из достижений 30 (а то и 100 лет), что еще не предложили демонтировать. Следующим шагом по логике должны быть запрет цветного телевидения, браков с иностранцами, избирательного права и вождения автомобилей для женщин, регистрации в одном номере отеля без штампа о браке. Остается все меньше поводов для гордости недавним прошлым и недавним настоящим, размывание ориентиров, достижений, критерий оценки успеха.

ЧТО ПОШЛО КАК-ТО ТАК

НЕЭЙФОРИЯ ЭЛИТ

Они так и не вышли из шока. Точнее, разделились на активистов, алармистов и молчунов. Активизм счастья не приносит, как было на прошлой неделе видно по заочной полемике двух тяжеловесов и выступлениях главы одного скрепного региона в адрес одного почти скрепного телеканала. Алармисты тоже затихли в сравнении с мартом – апрелем.

Молчунам тяжелее всех. Человек узнает свои мысли из своих слов – а им откровенно поговорить о двух главных страхах – страхе победы и страхе поражения — особо не с кем. Все примерно как у героев фильма «Страсти по Владимиру», «Скажи мне честно, Стас – ты так думаешь или это твое мнение?».

Потихоньку они начинают подозревать, что молчание (возможно, случайное – просто забыли поручить быть первым учеником) становится если не политическим капиталом, то, как минимум, репутационным и этическим. Но это неточно – особенно на фоне суеты то ли подсказывающих, то ли запутывающих всех «активистов».

ИЗБЕГАНИЕ

Все началось с запрета слов – «война», «взрыв», «100 дней». А привело к стремлению даже тех, кому положено, побыстрее переключиться на какие-нибудь иные темы – от болонской системы и воссоздания пионерии до гордости за бороздящих Большой театр космических кораблей. Но чем больше избегания – тем ниже мобилизация у «партии 24 февраля», что затрудняет ей ежедневно и оперативно принимать быстрые решения.

ЧЕКПОЙНТЫ

Первых два чекпойнта — 2 марта и 9 мая – оказались нечекпойнтами. В результате понятно желание власти объединить людей – но не совсем понятно, вокруг чего именно. Ресурсы объединения вокруг флага уже использованы. А особой энергии это не добавило. Анджела Дэвис в анекдоте рассказывала, что больше всего в фильме «Чапаев» ей понравилась фраза «Вот погоди, Петька, вырежем всех белых – такая жизнь настанет». Сходной мечты или надежды на новый чекпойнт у «глубинного народа» пока не просматривается.

Источник